От депортации – к возрождению

 

Давайте немного окунемся в прошлое. Как прошло Ваше детство и в каком возрасте Вас застала  депортация  чеченского народа  44-го года?- Этот чудовищный день для чеченского  народа я не помню- мне тогда  было всего лишь  полтора года.    Но наши родители  с нами всегда  делились горькими воспоминаниями об этой великой трагедии. По рассказам отца,  самым страшным  в период выселения была смерть от голода.  В битком набитых и насквозь промерзших, неотапливаемых товарных вагонах, перевозка в которых длилась 3-4 недели и более, привела к тому, что в пути следования от сыпного тифа, голода и холода погибли десятки тысяч несчастных, преимущественно, больных и стариков. Как рассказывали родители, тела умерших не позволяли хоронить, и поэтому приходилось долгое время везти их с собой.   Действительно, это было беспрецедентное преступление, которое не имело аналогов в мировой истории. Целый народ, внесший  значительный вклад в завоевание, становление и защиту советской власти, а также в борьбу против фашистской Германии, по ложному обвинению в «измене родине» был насильственно депортирован со своей исторической родины, фактически, на полное вымирание в Среднюю Азию и Сибирь. В результате чего от голода, холода и болезней погибла почти половина  нация. О какой измене и сотрудничестве с врагом могла идти речь, если наша республика не была оккупирована немцами?!  И как  можно было  применять принцип  коллективной ответственности одних людей за поступки других?! Поэтому    в 2004 году Европейский Парламент признал депортацию чеченцев в 1944 году актом геноцида.- Тогда у меня такой вопрос. Что Вам более всего запомнилось из 13- летней высылки?- Вы знаете, на этот вопрос  я могу отвечать долго и долго.   Официально доказано, что только за первые 2-3 года в Казахстане погибло до 20% переселенцев. Самый страшный удар Чечено-Ингушскому народу был нанесен именно в начальный период, когда голод и ужасные болезни вынуждали  чеченцев и ингушей хоронить тысячами своих соплеменников в Средне-Азиатских степях. Вы знаете, я  внятно помню свою жизнь с трех лет. Наверное,  это  обусловлено  той  тяжелой жизнью, что выпала  нам  там, вдали от родины. Наша семья остановилась  в станции Кургамыс.  Там было очень холодно, как и в целом  по Казахстану. На новых местах переселенцы оказались без средств к существованию и жилья, что привело к их повышенной смертности (только в первые месяцы депортации чеченцев погибло около 200 тыс. человек, не считая умерших в дороге). Казахам и так трудно приходилось, а тут еще нас переселили. Были, конечно, стычки из-за этого. Нас, естественно, не любили. Более того, казахи уже были наслышаны о нас. Советская пропаганда тогда хорошо работала. Казахам рассказали, будто идут страшные люди,   их не надо любить, надо закидывать камнями и т.п. Понятно, что, очутившись внутри кольца недоверия, а порой и открытой ненависти, чеченцы далеко не сразу сумели приспособиться к новым условиям жизни.  Потому  и было очень тяжело. Заработать было негде.   Потому и голодали.     Изо дня в день, из месяца в месяц и из года в год депортированные чеченцы доказывали окружающим, что достойны уважительного отношения, что они ничем не хуже других, а кое в чем и превосходят их. И, что весьма показательно, одним из самых эффективных способов разрушения негативного образа чеченца, созданного официальной пропагандой, была способность к высокопроизводительному и самоотверженному труду. Именно через отношение к труду, через умение строить отношения с людьми других национальностей и другой культуры происходила быстрая позитивация коллективного образа чеченцев в сознании коренных жителей Казахстана. 13 лет мы  прожили на чужбине, но не было ни одного дня, когда бы вайнахи не думали о своём возвращении домой. При встрече или сходе у  горцев главной темой обсуждения было то, когда настанет время возвращения на родину отцов, каждый день слушали   радио и читали газеты в надежде найти какие-нибудь новости. И так изо дня в день, на протяжении 13 лет.  Нас не смогли сломить ни сталинские лагеря, ни холод, ни голод, ни другие испытания, выпавшие на долю нашего народа. - Хаса Несиевич, что Вы знали о своей родине в те годы? Какая она была в Вашем представлении?- Вы знаете, у меня были очень  мудрые родители  Неси и Табарик.   Они   мне и моим сестрам  Умани и Аймани всегда рассказывали о нашем   крае.  Наш отец был истинным патриотам своей родины. Он был необычайно духовно богатым, трудолюбивым, гостеприимным и  щедрым человеком.    Он нам рассказывал,   что  Кавказ испокон веков притягивал к себе огромное количество путешественников, художников, поэтов и писателей, что Чеченская Республика – один из красивейших уголков мира, что главным достоянием республики были люди, гостеприимные, щедрые, честные, добросовестные. Я с пяти лет знаю, что чеченцы - это очень демократический народ. У них нет ни князей, ни дворян, ни крестьян, ни даже отдельного духовного сословия. Все равны. Таким образом, нас с детства учили любить и уважать нашу родину. Конечно, после таких рассказов я мечтал  вернуться в Чечню. Меня всюду преследовал ее образ: прекрасные уголки  природы, стремительные реки, высокогорные озера, целебные источники, богатейшие лесные массивы, альпийские луга. А в Казахстане все было по-другому. У нас даже в мае бывало холодно. Мы играли в снегу. Там не бывало фруктов, овощей, кроме картошки. Помню, как я у отца интересовался, где растут яблоки, какие они, какой у них вкус. Конечно, хотелось домой, увидеть родину. - А когда  Вы вернулись? - Это  удивительная история. Ну в 1956 году  решением советских властей чеченцам разрешили вернуться на родину. Тут же скажу,  что со стороны властей не было предоставлено никакой помощи возвращающимся.   Недалеко от нашей станции в Казахстане жили  наши односельчане. Я    узнал, что они уехали на родину и дал знать отцу, что мне тоже хочется поехать домой. Я тогда учился в 7 классе. Мне тогда было 14 лет. Мой отец дал согласие, купил билет, посадил на поезд, и я один приехал домой.  Тогда в нашем селе были почти все русские. Наши  дома были заняты  ими.  Я приехал в село, совершенно случайно у школы встретил  односельчанина. Я сразу у него спросил, где дом моих родителей. Он мне показал его.  В этот  день хозяева куда-то поехали, я их не застал. На второй день я вернулся туда.  Хозяин  понял, что это наш дом и очень  некорректно выразился, мол, уходи, иначе хуже будут. Я сразу понял, что разговаривать с ним человеческим языком, невозможно. Я в жесткой форме сказал ему, если завтра вы не освободите этот дом, поговорим по-другому. Так, к утру эта семья  покинула  село.   Таким образом, я  вернул наш дом, и через некоторое время родители с моими сестрами тоже вернулись на родину. По воле Аллаха, мне пришлось долгое время жить за пределами республики. Где бы я ни был, всегда уважал нашу республику, любил ее и буду любить.    - Хаса Несиевич, наверное, сегодняшняя Чечня с ее новым современным обликом, в какой-то мере заглаживает душевные раны Вашего поколения.  Какие  ощущения у Вас вызывает сегодняшняя республика?- Хороший вопрос. Но я хочу рассказать Вам один эпизод. У Председателя Парламента Чеченской Республики Дукувахи Абдурахманова есть две картины. На одной из них запечатлен центр разрушенного Грозного начала 2000-х годов, а на второй - восстановленный город. Между прочим, Дукуваха Баштаевич эти две картины не раз продемонстрировал  разным гостям, которые приезжают к нам в Грозный. Эти картины наглядно  показывают, что под руководством  Рамзана Кадырова в республике сделано практически невозможное. В рамках президентской программы «Нет следов войны» Чеченская Республика за 2,5 года практически избавилась от разрушенных объектов.  Надо быть слепым, чтобы не заметить, как многое делает  Глава  Чечни  во благо  нашей республики и народа.  Ведь мы все помним, что  видные  ученые, экономисты говорили, что только для того, чтобы   вывезти из Грозного строительный мусор, понадобится минимум 10 лет.  Но Рамзан Ахматович  опроверг  эти предположения.В горные районы провели электричество, которого не было даже в советское время, восстановили больницы, школы, проложены дороги. Сегодня Чеченская Республика является самым безопасным  регионом в России. Т. е.  у нас царит мир и спокойствие. Ради  этого спокойствия  отдал свою жизнь Первый Президент ЧР Ахмат-Хаджи  Кадыров.  Благодаря его мужеству и самопожертвованию Чеченская Республика окончательно встала на мирные рельсы. Как отметил сам  Рамзан Кадыров, сегодня  мы смогли отстоять свою религию и не дали ее очернить. Сейчас у нас есть возможность строить мечети, школы хафизов, мы открыли Всероссийский исламский институт имени шейха Кунта-Хаджи Кишиева. В этом нас поддержал Председатель Правительства России, национальный лидер Владимир Владимирович Путин. Это говорит о многом. И это радует каждого истинного чеченца.  В завершение хочется выразить надежду, что отныне в истории чеченского народа не будет никаких потрясений, что мы будем жить в мире и согласии со всеми другими народами и что над нами всегда будет чистое и мирное небо. Благодарю Вас за беседу. Успехов  Вам во всех Ваших делах.  
Интервью провела Яна Баширова

Поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив